Счетчик обращений граждан и организаций
ПОСТУПИЛО 49 НА РАССМОТРЕНИИ 7 РЕШЕНО 42

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: РАБОТНИК ИМЕЕТ ПРАВО ОТОЗВАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ ОБ УВОЛЬНЕНИИ ДО КОНЦА ПОСЛЕДНЕГО РАБОЧЕГО ДНЯ, ДАЖЕ ЕСЛИ ПРИКАЗ ОБ УВОЛЬНЕНИИ ИЗДАН

Последнее обновление: 28.06.2019

Сотрудник написал заявление на увольнение "день в день". Через несколько часов он отозвал заявление по почте, но все равно был уволен. Работник посчитал, что его вынудили уйти из компании, и обратился в суд.

Первая и вторая инстанции не увидели нарушений. Работник отозвал заявление после того, как издали приказ об увольнении, произвели окончательный расчет и выдали ему трудовую книжку.

Верховный суд Российской Федерации  с таким подходом не согласился и отправил дело на новое рассмотрение, указав, что сотрудник может отозвать заявление об уходе до окончания последнего дня работы, даже если работодатель уже оформил увольнение.

Из Определения ВС РФ от 29.04.2019 N 46-КГ19-8 следует, что Т. через своего представителя К. 19 марта 2018 г. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Победа" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и судебных расходов.

В обоснование заявленных требований представитель Т. указал, что 22 декабря 2017 г. между обществом с ограниченной ответственностью "Победа" (далее также - ООО "Победа" в г. Тольятти, работодатель) в лице директора обособленного подразделения ООО "Победа" в г. Тольятти В. и Т. был заключен бессрочный трудовой договор, на основании которого он был принят на работу на должность грузчика.

В период работы директор ООО "Победа" в г. Тольятти предложила Т. пройти проверку в связи с пропажей денежных средств. 7 марта 2018 г. по указанию директора ООО "Победа" в г. Тольятти Т. было написано заявление об увольнении по собственному желанию, которое в этот же день в присутствии своего представителя К. им было отозвано путем направления соответствующего заявления по почте в отдел кадров ООО "Победа" в г. Москве.

Приказом директора ООО "Победа" в г. Тольятти от 7 марта 2018 г. Т. был уволен с работы по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (расторжение трудового договора по инициативе работника), и с ним произведен полный расчет. Ознакомившись с приказом об увольнении, Т. выразил несогласие с ним. После увольнения Т. на работе сообщили, чтобы он после 7 марта 2019 г. на работу не выходил.

Считая, что действиями работодателя нарушены трудовые права Т., его представитель К. просил признать увольнение Т. незаконным, восстановить его на работе, взыскать с работодателя  в компенсацию за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда и судебные расходы.

Решениями судов первой  и апелляционной инстанций в удовлетворении исковых требования Т.  отказано.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, письменные объяснения на кассационную жалобу генерального директора ООО "Победа" П., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу Т. подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, далее также - ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм материального и процессуального права, и они выразились в следующем.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы судов первой и апелляционной инстанций основанными на неправильном применении норм материального права и сделанными с нарушением норм процессуального права.

Течение сроков, с которыми Трудовой кодекс Российской Федерации связывает возникновение трудовых прав и обязанностей, начинается с календарной даты, которой определено начало возникновения указанных прав и обязанностей. Течение сроков, с которыми Трудовой кодекс Российской Федерации связывает прекращение трудовых прав и обязанностей, начинается на следующий день после календарной даты, которой определено окончание трудовых отношений (части первая и вторая статьи 14 Трудового кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 3 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть прекращен по инициативе работника (статья 80 Трудового кодекса Российской Федерации).

Частью первой статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен данным кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.

По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении (часть вторая статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу части четвертой статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации до истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление. Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому в соответствии с данным кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.

В подпункте "а" пункта 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.

Из приведенных выше правовых норм и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что федеральный законодатель создал правовой механизм, обеспечивающий реализацию права граждан на свободное распоряжение своими способностями к труду, который предусматривает в том числе возможность работника беспрепятственно в любое время уволиться по собственной инициативе, подав работодателю соответствующее заявление, основанное на добровольном волеизъявлении, предупредив об увольнении работодателя не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен Трудовым кодексом Российской Федерации или иным федеральным законом, а также предоставляет возможность сторонам трудового договора достичь соглашения о дате увольнения, определив ее иначе, чем предусмотрено законом. Для защиты интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении за работником закреплено право отозвать свое заявление до истечения срока предупреждения об увольнении (если только на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому не может быть отказано в заключении трудового договора). Работник не может быть лишен права отозвать свое заявление об увольнении по собственному желанию и в случае если работник и работодатель договорились о расторжении трудового договора по инициативе работника до истечения установленного срока предупреждения. При этом работник вправе отозвать свое заявление об увольнении по собственному желанию до истечения календарного дня, определенного сторонами как окончание трудового отношения.

Содержание обжалуемых судебных постановлений дает основание для вывода о том, что нормативные положения, регулирующие порядок увольнения работника по собственному желанию, применены судебными инстанциями при рассмотрении настоящего дела неправильно.

Представитель Т. – К. при рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций ссылался на то, что Т. с 1996 года по 2008 год проходил обучение в специальном (коррекционном) образовательном учреждении школе-интернате N <...> г.

В судебном заседании суда первой инстанции 6 января 2018 г. и в апелляционной жалобе представитель Т. – К. приводил доводы о том, что из-за своих индивидуально-психологических особенностей Т. беспрекословно по указанию директора ООО "Победа" в г. Тольятти В. написал 7 марта 2018 г. заявление об увольнении по собственному желанию. Сам Т. не намерен был подавать заявление об увольнении, в связи с этим в этот же день 7 марта 2018 г., сразу после написания заявления об увольнении по собственному желанию, он обратился к своему представителю К., с его помощью написал заявление об отзыве заявления об увольнении по собственному желанию и ввиду отказа директора ООО "Победа" в г. Тольятти В. принять данное заявление об отзыве направил его почтой в адрес главного офиса ООО "Победа" в г. Москве.

Суды первой и апелляционной инстанций в нарушение требований статьи 67 ГПК РФ по оценке доказательств доводы представителя Т. – К., касающиеся особенностей личности Т., при разрешении вопроса, связанного с законностью его увольнения с работы в ООО "Победа" в г. Тольятти, не проверили и не исследовали представленные в их подтверждение доказательства, не определили с учетом этих доводов обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения настоящего дела.

Между тем Декларация о правах умственно отсталых лиц (принята Генеральной Ассамблеей Организацией Объединенных Наций 20 декабря 1971 г.) определяет, что умственно отсталое лицо имеет в максимальной степени осуществимости те же права, что и другие люди. Оно имеет право продуктивно трудиться или заниматься каким-либо другим полезным делом в полную меру своих возможностей (пункты 1, 3).

Данная декларация устанавливает, что умственно отсталое лицо имеет право на защиту от эксплуатации, злоупотреблений и унизительного обращения. В случае судебного преследования в связи с каким-либо деянием оно должно иметь право на должное осуществление законности, полностью учитывающее степень умственного развития (пункт 6).

Таким образом, международные правовые нормы предписывают необходимость учитывать, что для лиц с интеллектуальными нарушениями, нуждающихся в повышенной социальной защите, должны быть созданы все условия и предусмотрены возможности для реализации ими своих прав наравне с другими гражданами, в том числе должны быть обеспечены надлежащие недискриминационные условия для вступления этих лиц в трудовую жизнь и ее прекращения без какой-либо дискриминации, а также эффективные средства правовой защиты, учитывающие их степень умственного развития.

При таких обстоятельствах решение Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 6 июня 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 21 августа 2018 г. нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

С учетом изложенного, при новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует рекомендовано  разрешить исковые требования Т. на основании норм закона, подлежащих применению к спорным отношениям, установленных по делу обстоятельств и с соблюдением требований процессуального закона.

Вывод: при решение вопроса о прекращении  трудовых отношений с работником, необходимо учитывать индивидуально-психологические особенности личности  работника.

 

Старший помощник прокурора

Ооржак А.С.